Новые подходы в лечении среднетяжелых форм акне с применением препарата «Акнетин»

К.В. Семенуха 1, Е.А. Ковальская 2, Е.А. Салей 2, О.К. Семенуха3, А.П. Ковальчук 2
1 ГУ «Днепропетровская медицинская академия»
2 Днепропетровская городская клиническая больница № 17
3 Днепропетровская центральная районная больница

Ключевые слова Угревая болезнь, системный изотретиноин, «Акнетин», экстрабиодоступность, эффективность

Угревая болезнь представляет весьма значительную медико-социальную проблему, для решения которой не существует эффективных методик. До 80 % молодежи в возрасте от 12 до 18 лет имеют различные формы акне, а среди молодых людей от 19 до 28 лет угревая болезнь встречается в 25 % случаев [1, 2, 5, 15, 22, 28].

Больные с акне устойчиво занимают первое место среди посетителей косметологических кабинетов и третье — в структуре посещаемости дерматологов [13].

В последние годы закрепилась тенденция к росту заболеваемости, ювенилизации процесса и увеличению количества среднетяжелых и тяжелых форм, не поддающихся традиционной терапии [20, 25, 30, 31].

Драматичной для пациентов является преимущественная локализация процесса на лице и в области «пелерины», то есть на видимых частях тела, что приводит к прогрессирующей социальной дезадаптации молодого человека, формированию депрессивного синдрома и общественной изоляции. В период формирования личности, развития сложных коммуникативных процессов как в микро-, так и в макросоциуме, определения своей иерархической ступеньки в молодежном коллективе угревая болезнь резко снижает самооценку и не позволяет человеку, имеющему определенный потенциал, реализовать себя. В силу условностей, спровоцированных как болезнью, так и гипероценкой своего патологического статуса, видимого окружающим [17, 21, 23]. Отягощает ситуацию хронический рецидивирующий характер заболевания, тенденция к увеличению средних, среднетяжелых и тяжелых форм акне — конглобатных, нодулярно-кистозных и папуло-пустулезных форм, длительность процесса и торпидность к проводимой терапии, формирование постакне [6, 12, 21]. Кроме того, некоторые родители считают угри физиологическим статусом юношеской кожи, не требующим коррекции, и рекомендуют детям дождаться периода полного пубертатного созревания или начала активной сексуальной жизни в условиях брака, что приведет, по их мнению, к разрешению патологии.

Проблема акне сверхактуальна, распространена в обществе, социально значима и очень коррелирует с качеством жизни! Квалифицированный дерматолог просто обязан аргументированно и грамотно объяснить пациенту и его родственникам все аспекты патогенеза заболевания и возможности воздействия на его различные звенья, адекватность и эффективность методов, длительность терапии, возможность рецидива и окончательный прогноз. Но это возможно лишь при четком понимании многообразования механизма формирования угревой болезни, его вариабельности и полифакторности, прямой связи с гормональным и иммунологическим статусами, генетической предрасположенностью.

Основными звеньями патофизиологии акне являются четыре механизма:

  • андрогенообусловленная гиперпродукция кожного сала, приводящая к гипертрофии сальной железы;
  • ретенционный фолликулярный гиперкератоз, обусловленный изменением физико-химических свойств избыточно образующегося кожного сала;
  • активация условно-патогенной флоры сально-волосяных фолликулов (Propionibacterium acnes, Staphyllococus aureus, Malassezia furfur, Demodex folliculorum), вызванная снижением бактерицидности кожного сала;
  • вторичное воспаление, обусловленное активацией Propionibacterium acnes, в связи с гипервыработкой кожного сала, имеющего сниженную бактерицидность.

Гиперсекреция кожного сала является следствием высокого уровня андрогенов в крови, надпочечникового или гонадного (тестостерон) происхождения, и гиперчувствительности к ним сальных желез.

Гиперандрогения может быть временной (физиологической) — перед менструацией, или постоянной — вследствие заболеваний эндокринной или половой сферы. Иногда высокий уровень свободного тестостерона может быть следствием снижения концентрации глобулинов, которые синтезируются в печени и связывают до 65 % половых гормонов, причем концентрация в крови у женщин этого транспортного белка крови в два раза выше. Гиперсекрецию сальных желез провоцирует и повышение активности 5-редуктазы — фермента, являющегося непосредственным стимулятором синтеза кожного сала [19, 24, 32].

Важным провоцирующим фактором в формировании акне является усиление кератинизации фолликулярного канала за счет замедления отторжения эпителиоцитов. Соответствующее усиленное сцепление формируется за счет нарушения состава и выработки межклеточных липидов, а также недостаточной дезинтеграции десмосом эпителиоцитов в роговом слое. А нарушение нормального слущивания эпителиоцитов стимулирует ретенционный гиперкератоз, который, наряду с усилением сцепления корнеоцитов, приводит к закупорке протоков сальных желез роговыми массами и образованию комедонов [1, 18, 19, 20].

Таким образом создаются анаэробные условия, благоприятные для развития Р. acnes, которые являются микроаэрофильными бактериями. В связи с этим количество пропионбактерий в комедонах, особенно закрытых, многократно превышает содержание аэробных бактерий (кокков). Установлено, что Р. acnes синтезируют различные хемоатрактанты, проникающие через стенку интактного фолликула и притягивающие лейкоциты, что приводит к формированию перифолликулярного инфильтрата. Лейкоциты в присутствии антител к Р. acnes и комплемента высвобождают лизосомальные ферменты, повреждающие извне стенку фолликула. Пропион-бактерии синтезируют липазу, расщепляющую триглицериды кожного сала до достаточно агрессивных свободных жирных кислот, сквалена, сфингозина, липолевой кислоты, способных повредить стенку фолликула изнутри. Кроме того, сфингозин и сфингозилфосфорилхолин активизируют пролиферацию кератиноцитов, а ацетилированные формы сфинголипидов (церамиды) являются стимуляторами дифференцировки кератиноцитов [3].

Важна в понимании патогенеза и способность Р. acnes продуцировать целый ряд ферментов (протеазы, липазы, фосфолипазы, лецитиназы и ряда других), повреждающих фолликулярный эпителий, что приводит к непосредственному контакту содержимого комедона с окружающими тканями и провоцирует воспалительную реакцию, имеющую широкий клинический диапазон [17, 29].

Р. acnes непосредственно стимулируют воспалительную реакцию за счет индуцирования выработки мононуклеарными клетками провоспалительных цитокинов — ИЛ-8, ИЛ-1β и факторов некроза опухоли α. Кроме этого, пропионбактерии продуцируют гистаминподобные вазоактивные амины, а также синтезируют антигены, активно стимулирующие выработку антител [3, 23].

Однако есть много неясностей. Количество Р. acnes в патологических элементах не коррелирует с тяжестью клинической картины. Так, в комедонах и папуло-пустулах степень обсеменения пропионбактериями очень высокая, а в нодулокистозных элементах их количество минимально. Возможно, это обусловлено активным фагоцитозом Р. acnes клетками окружения и активной генерацией лейкоцитами активных форм кислорода, что губительно для анаэробных бактерий [1, 15, 29].

В то же время нужно различать Р. acnes как гетерогенные бактерии, на различных стадиях по-разному выделяющие биоактивные молекулы — экзимы и хемотаксины — и способные потенцировать местные воспалительные реакции.

Для дерматолога важно понимание того, что клеточная и гуморальная иммунная реакция макроорганизма определяет объем клинических симптомов и течение заболевания. Не бактерии являются детерминантным фактором заболевания, а реакция носителя. Адекватность реакций зависит от множества факторов, во многообразии своем и формирующих характерную клиническую симптоматику угревой болезни у конкретного пациента.

Конечно же, влияют пол и возраст, генетическая предрасположенность и типаж кожи, климат и особенности личной гигиены, характер питания и экзогенные раздражители. А также дисфункция системы гипоталамус — гипофиз — половые железы, дисбаланс эндокринной системы различного генеза у мужчин и женщин, поликистозы яичников, пред- и постменструальные дисгормональные стрессы, поздние, в том числе и постменструальные акне, дисбаланс андрогенов и эстрогенов в коже мужчин с акне [9, 17].

Важное значение в патогенезе угревой болезни имеет и нарушение функции печени, что проявляется разной степени гиперлипидемией, относительной гиперхолестеринемией и гипо-β-липопротеидемией, коррелирующей с тяжестью патологического процесса в коже [13, 20, 25].

И, конечно же, грамотный дерматолог увязывает выраженность клиники акне с нарушением микрофлоры кишечника. Условно-патогенные микроорганизмы проникают через гистогематогенные барьеры в кровеносное русло, что приводит к формированию и поддержанию вторичных очагов инфекции. Дисбиотические изменения в кишечнике приводят к формированию негативных микроэкологических условий для клеток макрохозяина, в результате чего на фоне иммуносупресии происходит усиление общевоспалительных и аллергических реакций, в том числе и клинических проявлений акне [4].

Вопросы патогенеза угревой болезни многовекторны, сложны для однозначной трактовки и восприятия, вариабельны в процессе развития, требуют квалифицированного глубокого изучения и адекватного восприятия, исключают догматику и требуют от врача осмысленного и индивидуального этиопатогенетического подхода.

Для угревой болезни характерен полиморфизм морфологических элементов сыпи, среди которых выделяют:

  • первичные невоспалительные;
  • вторичные воспалительные [1];
  • третичные поствоспалительные.
Таблица. Классификация угревой болезни по системе тяжести Американской академии дерматологии
Степень Комедоны (закрытые или открытые) Папулы, пустулы Узлы, кисты Воспаление Рубцы, пигментные изменения, келоиды Психо-социальные осложнения
I (легкая) Мало (менее 10) Папулы менее 10 Нет Нет Нет
+
+
II (средняя) Много (10—25) Папулы (10—20), единичные пустулы Нет Выраженное Нет
++
+
III (тяжелая) Много (26—50) Папулы, пустулы (21—30) Менее 5 Сильное ++
+++
+
++
IV (очень тяжелая) Очень много (более 50) Очень много (более 30) Более 5 Очень сильное +++
+++
++
+++

Информативна и удобна для установления правильного диагноза современная классификация, предложенная Американской академией дерматологии (таблица) [3].

Разделение пациентов в зависимости от распространенности и тяжести патологического процесса позволяет более дифференцированно и аргументированно подбирать для пациентов различные типы системной терапии. Именно больные третьей и четвертой групп наиболее часто имеют деструктивные типы поражения кожи с преобладанием узловато-кистозных, абсцедирующих, конглобатных, колликвативных, келоидных и рубцующихся элементов, что представляет серьезную психосоциальную и экономическую проблему для человека и выдвигает комплекс тактических задач и стратегических вопросов для лечащего врача. Особенно в условиях XXI века, когда внешний вид человека является его коммуникативной визитной карточкой, свидетельствующей о благополучии, здоровье и открытости для адекватного общения с миром.

Грамотный дерматолог, оценив ситуацию и собрав тщательный анамнез, может и должен разработать, предложить пациенту комплексную методику индивидуального лечения, учитывающую все звенья этиопатогенетического патологического процесса и отличающуюся высокой эффективностью.

Для лечения акне легкой степени тяжести применяют диетический режим, санацию очагов фокальной патологии, коррекцию дисбиоза кишечника, витаминотерапию в сочетании с правильным уходом за кожей, использованием антибактериальных и противовоспалительных средств, комбинированных препаратов локального воздействия, космецевтиков [2, 9]. При легко-средних и средних формах добавляют системные антибиотики и эубиотики, антибактериальные препараты и комбинированные оральные контрацептивы, топически можно использовать изотретиноин [5, 10, 16].

А что делать при средних, среднетяжелых и тяжелых формах угревой болезни, когда пациент побывал не у одного дерматолога и косметолога, получал неоднократно системные антибиотики и комбинированные препараты, использовал все топические моно- и комбинированные антибактериальные средства — и все это с кратковременным эффектом, а иногда — и без него?

На фоне конглобатных, узловато-кистозных или абсцедирующих угрей с выраженным постакне — рубцеванием и келоидизацией — с поражением лица, а чаще и верхней части туловища у пациента формируется устойчивое недоверие к возможностям современной медицины, пропадает вера в выздоровление. Развивается многовекторный депрессивный синдром с резко сниженной самооценкой и изоляционистскими устремлениями, усугубляющий течение основного заболевания. А если это состояние смоделировать на ожидание выпускного вечера в школе, начало студенческой жизни, ожидание новой успешной работы или любовные переживания… Дерматовенеролог, если он профессионал, обладает знаниями психо-терапевта, позволяющими аргументированно объяснить и убедить пациента в перспективности лечения и реальной возможности выздоровления.

Именно опыт лечения таких пациентов и представлен в этой работе. Опыт комплексного лечения больных со средней, среднетяжелой и тяжелой формами угревой болезни с применением современного системного ретиноида — препарата «Акнетин», производимого по инновационной запатентованной технологии Lidose, биодоступность которого на 20 % выше обычного изотретиноина, а курсовая кумулятивная доза снижена со 150 до 90—120 мг [7, 8].

Препарат производит в Бельгии компания «СМБ Технолоджи СА», а в Украине его представляет хорватская фармацевтическая компания «Ядран» в рамках стратегического партнерства.

Системные ретиноиды украинские дерматологи применяли и ранее. Монополистом изотретиноина являлась фирма «Хоффманн Ля Рош» с препаратом «Роаккутан». Препарат эффективно действовал при тяжелых формах угревой болезни, но необходимость достижения высокой кумуляционной дозы — 150 мг, низкая биодоступность (характерная для изотретиноина), ряд выраженных побочных эффектов и высокая стоимость делали его применение ограниченным [11, 12, 14, 26, 27].

Появление «Акнетина», разработанного с целью повышения биодоступности изотретиноина, уменьшения межсубъективной вариабельности при применении, снижения вероятности развития побочных эффектов и уменьшения общей кумулятивной дозы до 90—120 мг, предоставило дерматологам Украины реальный шанс помочь тысячам сложных пациентов, отчаявшихся когда-либо решить свою проблему [7, 8].

Препарат выпускают в капсулах по 8 и 16 мг.

Используя современную технологию Lidose в производстве новой формы препарата, удалось добиться увеличения процента растворенной фракции изотретиноина в капсуле на 13,5 % в сравнении с обычной формой. Это привело к повышению биодоступности препарата «Акнетин» на 20 % и позволило снизить разовую и курсовую дозы изотретиноина [7, 8].

Низкая биодоступность изотретиноина после приема внутрь объясняется его плохой растворимостью в водной среде. «Акнетин» — это суспензия изотретиноина в жировых наполнителях, которая содержит две фракции: растворенную (часть активного вещества растворена в смеси амфильных наполнителей, обладающих как гидрофильными, так и липофильными свойствами) и нерастворенную (взвешенные частицы в смеси наполнителей). Чем выше растворенная фракция изотретиноина в наполнителях, тем больше его биодоступность. Именно поэтому инновационная лекарственная форма Lidose содержит жировые наполнители, способные частично растворить изотретиноин и повысить его биодоступность.

Новая технология позволила получить стабильную форму главного действующего вещества — изотретиноина, ведь его значительная часть находится в растворенном виде. При контакте с водой капсулы «Акнетина» происходит быстрое ее растворение и высвобождение плотного жирового содержимого с последующей диффузией изотретиноина.

После высвобождения растворенная фракция изотретиноина благодаря содержанию амфифильного наполнителя (гелюцира) и поверхностно-активного вещества (СПАН) образует тонкодисперсную эмульсию с высоким показателем растворения действующего вещества в водной среде пищеварительного канала [7, 8].

При использовании технологии Lidose растворенная часть изотретиноина в «Акнетине» составляет около 54 % в отличие от 40 % обычного изотретиноина. Вследствие увеличения доли растворенного препарата, доступного для всасывания, повышается биодоступность изотретиноина при приеме внутрь, что позволяет достичь эквивалентного плазменного уровня действующего вещества в более низкой дозе. Достоверные сравнительные фармакологические исследования подтверждают, что после однократного приема 8 и 16 мг «Акнетина» уровень действующего вещества в плазме аналогичен таковому для 10 и 20 мг (соответственно) обычного изотретиноина. В результате сравнительных рандомизированных перекрестных исследований биодоступности «Акнетина», содержащего меньшую дозу действующего вещества и обычной формы изотретиноина, при условии однократного и множественного приема препарата доказана их биоэквивалентность, даже при меньшем на 20 % курсовом приеме «Акнетина». Таким образом, высокая эффективность и экстрабиодоступность нового препарата «Акнетин» обусловлена применением инновационной запатентованной технологии Lidose — лекарственной формы «твердого раствора», или «твердой дисперсии», сочетающей свойства твердой оболочки с характеристиками усвояемости жидкой формы [7, 8].

Усвояемость «Акнетина» гораздо менее зависима от приема с пищей, что позволяет повысить эффективность терапии при погрешностях в диете. А благодаря меньшему содержанию неактивной фракции изотретиноина, которая присутствует в желудочно-кишечном тракте при приеме препарата снижается риск возникновения и степень проявления побочных эффектов со стороны пищеварительного канала [3].

Назначение системного ретиноида пациентам с угревой болезнью требует четко аргументированного и высокопрофессионального подхода, соблюдения этапности диагностики и комплексного обследования, грамотной разъяснительной работы с пациентом и его родственниками. Больной должен знать, что изотретиноин — это стерео-изомер трансретиновой кислоты (третионина). Он эффективно угнетает активность сальных желез с гистологично подтвержденным уменьшением их размеров (до 90 %). Кроме этого, изотретиноин обладает мощным противовоспалительным и антихемотоксичным действием на дермальном уровне. Препарат ингибирует пролиферацию себоцитов и способствует их дифференцированию в кератиноциты. Он влияет на рост и нормализует секрецию кожного сала, способствует его своевременной эвакуации, являясь мощным комедолитиком. Поэтому способен блокировать воспалительный процесс на самых ранних стадиях формирования комедонов в коже, препятствуя развитию воспалительных папул и пустул. Учитывая, что подкожная клетчатка и дерма являются главным субстратом для развития Propionbacterium acnes, изотретиноин активно уменьшает колонизацию и опосредованно подавляет их рост и генерацию провоспалительных медиаторов, воздействуя тем самым на все патогенетические факторы заболевания [5, 11, 12, 14, 16].

Материалы и методы

Под наблюдением находились 28 больных (12 мужчин и 16 женщин в возрасте от 16 до 27 лет) с угревой болезнью средней, среднетяжелой и тяжелой степени выраженности.

До начала терапии все пациенты прошли комплексное клинико-лабораторное обследование в соответствии с приказом МОЗ Украины №312 от 08.05.2009 г. «Про затвердження клінічних протоколів надання медичної допомоги хворим на дерматовенерологічні захворювання», включавшее общеклинические исследования крови и мочи, биохимический анализ крови с определением общего билирубина, триглицеридов, АЛТ, АСТ, холестерина, щелочной фосфатазы, креатинина. Обязательным было определение уровня глюкозы в крови, проведение ультразвуковой диагностики состояния гепатобилиарной системы. 9 пациентов с тяжелой формой угревой болезни и давностью заболевания более пяти лет проконсультировал психотерапевт для определения психосоматического статуса и возможности терапии системными ретиноидами.

Кроме этого, все женщины, начинающие прием «Акнетина», прошли тест на беременность и начали принимать, по согласованию с гинекологом, гормональне контрацептивы за месяц до начала системной терапии.

Результаты и обсуждение

Терапевтическая эффективность препарата и вероятность развития побочных действий зависят от дозы и варьируют у различных больных. Поэтому подбор дозы был индивидуален в каждом конкретном случае. Лечение начинали с 32 мг/сут — по 16 мг 2 раза, что в среднем, учитывая разницу в массе тела пациентов, составляло от 0,4 мг до 0,7 мг на 1 кг в сутки. У 5 пациенток со средней степенью угревой болезни и весом 48—55 кг лечение начали с 24 мг/сут — 16 мг утром и 8 мг вечером, что составило 0,4—0,5 мг на 1 кг в сутки.

У 12 (43 %) пациентов на 10—16-й день приема «Акнетина» появились новые единичные пустулы — за счет резкого уменьшения размеров сальной железы и выброса секрета на поверхность кожи. Больные были заранее предупреждены о возможности такого процесса и его физиологичности. Через 2—4 дня эти патологические элементы регрессировали у всех пациентов.

Состояние пациентов контролировали каждые две недели, дозу индивидуально корректировали каждому больному в зависимости от давности и тяжести процесса, келоидизации и рубцевания, конглобатизации и узловато-кистозных образований, массы тела и психосоматических симптомов, возможных первичных побочных эффектов (особенно сухость кожи и слизистих оболочек, высокая фоточувствительность, дискомфорт со стороны пищеварительного тракта).

Больные со среднетяжелыми и тяжелыми формами угревой болезни получали «Акнетин» по 0,4—0,6 мг на 1 кг массы тела в течение 20—28 нед. Пациенты со средними формами акне принимали меньшую суточную дозу с постепенным уменьшением при необходимости до 16 мг/сут (до 0,3 мг на 1 кг), что, на наш вигляд, позволяло достаточно уверенно проводить эффективную терапию с минимальным риском развития побочных эффектов.

У 21 пациента (75 %) в процессе приема «Акнетина» отмечались явления хейлита, а у 16 (57 %) — ксероз различной выраженности. Развитие незначительной эритемы и шелушение кожи лица, открытых участков тела, а особенно тыльных поверхностей кистей и предплечий — следствие гипервитаминоза А, одним из проявлений которого является ретиноидный дерматит.

Все пациенты заранее были предупреждены о возможности таких реакций кожи и своевременно получили адекватные наружные смягчающие и фотозащитные средства. В таком случае проявления ретиноидного дерматита имели транзиторный характер, с более легким течением, являясь своеобразным маркером для контроля над выбранной дозой, а не поводом для ее снижения.

Исследование проводили весной — осенью 2011 года, поэтому профилактика фотодерматитов и ретиноидных ксерозов, спровоцированных солнечным и жарким летом, была особенно актуальной. Эффективным средством профилактики проявлений гипервитаминоза А на коже являлось обязательное использование увлажняющих защитных наружных средств. Для ежедневного ухода за чувствительной проблемной кожей и профилактики обострений рекомендованы очищаючие средства с нейтральным уровнем рН в виде пенки или геля, мусса. С целью стабилизации гидролипидной мантии применяли легкие по консистенции увлажняющие кремы и гели, обладающие мягким себокераторегулирующим и успокаивающим действием. Постоянно и многократно пациенты использовали гигиенические помады.

Обеспечивая защиту от ультрафиолетовых лучей, обращали внимание не только на фактор фотозащиты, но и на состав и консистенцию средства. Степень защиты фильтра (SPF, IPD, PPD) должна быть не менее 50. Важна и степень защиты кожи от воздействия ультрафиолетовых лучей типа А, а также показатель критической длины волны (должен быть выше 370 нм). Выбирая адекватный фильтр, мы обращали внимание на состав, содержащий физические и химические факторы защиты, антиоксиданты, противовоспалительные вещества без комедогенного эффекта.

Учитывая постоянную разъяснительную работу, профилактические меры по уменьшению проявлений ретиноидного дерматита и хейлита, большинство пациентов адекватно и ответственно отнеслось к сопутствующей терапии, но у 5 больных (18 %) в летнее время возникла необходимость временного снижения суточной дозы (с 32 до 24 мг — у 3, с 24 до 16 мг — у 2), что было вызвано активным проявлением гипервитаминоза А. Необходимо отметить, что в основном это были девушки с массой тела 48—53 кг, нордическим типом гиперчувствительной кожи, гипотонией. Снижение дозы системного ретиноида быстро вызывало нормализацию состояния. Более тщательный подбор средств для ухода и увлажнения кожи позволял через 3—5 недель выйти на предыдущий уровень «Акнетина» и продолжать терапию в полном объеме.

Имея богатый опыт применения системных ретиноидов, мы ожидали от терапии «Акнетином» широкой гаммы побочных действий со стороны пищеварительного канала [11, 12, 14, 21, 26]. Поэтому до начала терапии все пациенты были обследованы на наличие очагов фокальной патологии у гастроэнтеролога и получили необходимые рекомендации.

Кроме этого, все больные одновременно с изотретиноином получали современный гепатопротектор и пробиотик, дозы которых корректировались индивидуально. Мы акцентируем внимание на том, что при приеме «Акнетина» значительных и манифестных клинических симптомов дисфункции со стороны желудочно-кишечного тракта у пациентов не было! У 3 (11 %) больных отмечались незначительные жалобы на тошноту в первый месяц приема, а у 2 (7 %) — незначительные проявления изжоги в первый месяц. Эти симптомы были кратковременны и не требовали назначения дополнительных препаратов или снижения дозы ретиноида.

Следует отметить, что в процессе лечения особое внимание уделяли психосоматическому статусу пациентов, их стабильности, адекватности поведенческих реакций, склонности к депрессии и объективности оценки изменений своего физического статуса. Ведь еще M. Zulzberger и A. Zaidens в 1949 году писали: «Вероятно, нет такого другого заболевания, которое вызвало больше психического стресса, непонимания между детьми и родителями, больше общей неуверенности в себе, а также множество психических страданий, как acne vulgaris» [1].

Большинство больных, участвовавших в исследовании, давно и практически безрезультатно лечились по поводу среднетяжелых форм угревой болезни, что привело к изменению их поведенческих и формированию депрессивно-изоляционистского синдрома [2, 15, 20, 22, 23, 24, 25, 28, 32]. Поэтому начало улучшения состояния кожи, наступившее у большинства через 3—4 недели после начала приема «Акнетина», было позиционировано как начало «необратимого» процесса выздоровления, где пациент из состояния бесстрастного наблюдателя за очередной попыткой лечения убежденно и активно становился на сторону врача.

Этот постоянный диалог очень важен в смысле как формирования дальнейшей врачебной тактики и стратегии, так и вывода пациента из индивидуальной депрессии, постепенного возвращения надежды на исцеление и последующей микро- и макросоциальной реабилитации.

После 2—2,5 месяца терапии разрешалось до 80—90 % патологических элементов. На этом этапе лечения важно было очень четко и конкретно объяснить больному и его родственникам обязательность дальнейшего применения «Акнетина» с достижением кумулятивной курсовой дозы, индивидуальной для каждого пациента.

Это один из самых сложных моментов во взаимоотношениях с больным угревой болезнью. Пациент видит прекрасный эффект 2—3-месячной терапии — новые патологические элементы не появляются, старые быстро регрессируют и рассасываются, постакне и рубцы разрешаются. Так зачем же принимать дальше этот препарат с длинной аннотацией, перечисляющей все возможные побочные действия?!

И именно в этот период лечения дерматолог-профессионал должен аргументировано убедить пациента в необходимости полноценной курсовой терапии с обязательным достижением индивидуально подобранной кумулятивной дозы. Только это может привести к высокой вероятности полного излечения.

Все 28 пациентов с угревой болезнью прошли полный курс комплексной терапии с применением «Акнетина», кумулятивную курсовую дозу которого подбирали индивидуально. Для нас был важен опыт применения «Акнетина» у 5 пациентов со средней формой тяжести акне. Больные не имели столь выраженной клинической симптоматики, необходимой для назначения системных ретиноидов, но их анамнестические данные, психоэмоциональный фон с явлениями личностной и социальной дезадаптации позволил провести этим пациентам индивидуальный курс лечения «Акнетином» с коррекцией как разовой, так и курсовой доз. 5 пациентов со средними формами акне получили от 80 до 90 мг на 1 кг массы тела; 12 больных со среднетяжелыми формами акне получили кумулятивную форму — 90—105 мг; 6 пациентам со среднетяжелыми формами акне и выраженным постакне принимали по 100—110 мг/кг, а 5 пациентам с тяжелыми акне, поражением лица и туловища, выраженными постакне была назначена доза 110—115 мг/кг массы тела.

Эффективность лечения мы оцениваем как очень высокую. У всех пациентов со средними и среднетяжелыми формами акне и у 3 больных с тяжелыми формами угревой болезни отмечалось клиническое излечение — 27 пациентов (96 %). В одном случае тяжелой формы угревой болезни — кистозно-атероматозные проявления с поражением лица и верхней половины туловища, келоидизацией и выраженным постакне, давностью процесса более 5 лет и выраженным депрессивным синдромом — лечение оказало выраженный эффект и привело к улучшению состояния на 85—90 % (по общему мнению врача и пациента). Возможно, этому больному необходимы дальнейшие комплексные реабилитационные мероприятия, включающие как вариант дополнительный курс терапии «Акнетином» для достижения кумулятивной дозы — 120—130 мг/кг массы тела.

Особенностью действия «Акнетина» следует отметить быстрый и устойчивый регресс патологических элементов уже с 3-й недели применения, значительное улучшение рельефа кожи после 6—7 недель лечения и полное отсутствие каких-либо признаков воспаления в коже и ее придатков уже к 9—12-й неделе приема с восстановлением кожи и разрешением постакне. Позитивный эффект лечения имел быстрый и необратимый характер, без различных рецидивов, с применением минимального количества препаратов для системной и топической терапии. В процессе нарастания позитивных сдвигов физическое и психоэмоциональное самочувствие пациентов радикально улучшалось, явления депрессии, дисморфофобии и социальной дезадаптации быстро регрессировали. И, что очень важно, после завершения терапии 25 (89 %) пациентов были настолько удовлетворены полученным результатом разрешения постакне, что отказались от сложной многоэтапной реабилитации у косметологов, вооружившись рекомендациями по уходу за кожей, полученными у лечащего врача.

Комплексное лабораторное обследование пациентов, прошедших курс лечения системным ретиноидом «Акнетин» не выявило значительных изменений состояния систем и органов. Так, у 4 больных (14 %) выявлено незначительное повышение уровня трансаминаз, а у 3 (10 %) — повышение липидов сыворотки крови, что относится к полностью обратимым дозозависимым показателям. При повторном обследовании через две недели все показатели пришли к биологической норме.

Таким образом, каких-либо значительных побочных эффектов «Акнетина» не выявлено. Пациенты переносили препарат хорошо, комплаентность терапии была на высоком уровне. Новая инновационная технология изготовления Акнетина Lidose доказала свою экстрабиодоступность, что позволило снизить суточную и курсовую дозу на 20—25 % со значительным уменьшением количества побочных эффектов и сохранением высокой эффективности лечения.

Стоимость курса лечения «Акнетином» не всегда однозначно воспринимает пациент, а иногда и доктор. Ведь речь идет о длительном приеме препарата с обязательным набором кумулятивной дозы. А еще некоторые пациенты не различают названий препаратов, имея информацию о предыдущих изотретиноинах и всем спектре их побочных действий!

И здесь у дерматолога возникает дилемма… Либо предлагать пациенту лечиться достаточно долго, применяя и постоянно меняя различные системные антибиотики и многочисленные вспомогательные препараты с целым комплексом местной терапии и разнообразными косметическими процедурами, с ожиданием очередного неизбежного рецидива на фоне усиливающейся депрессии пациента. Суммарно финансовые, временные и психологические затраты будут несоизмеримо выше и, что самое главное, в большинстве случаев мы не сможем говорить о выздоровлении пациента. Либо рекомендовать «Акнетин» — препарат с высокой эффективностью, с хорошей переносимостью при правильном применении и быстрым, а в подавляющем большинстве случаев и необратимым клиническим эффектом.

Следует отметить, что «Акнетин» производится в Бельгии в соответствии с мировыми стандартами качества GMP, но при этом он доступнее по стоимости, чем присутствующий в Украине препарат обычного изотретиноина. Это стало возможным благодаря инновационной технолигии Lidose. Экономическая целесообразность применения стала более привлекательной.

Выводы

Анализируя данные, полученные в результате лечения 28 пациентов «Акнетином», сопоставляя их с более ранним опытом применения изотретиноинов, можно сделать вывод о появлении на отечественном рынке европейского качественного и современного препарата изотретиноина с большей биодоступностью. А снижение разовой и курсовой кумулятивной доз на 20 % при сохранении клинической эффективности позволяет говорить о новом инновационном подходе к лечению средних и среднетяжелых форм угревой болезни.

Список литературы

  1. Адаскевич В.П. Акне и розацеа.— СПб: Ольга, 2000.— 130 с.
  2. Аравийская Э.Р. Современная комплексная терапия акне и розацеа — задача специалиста / Тез. научн. раб. IX Всерос. съезда дерматовенерол.— М., 2005.— Т. 1.— С. 89.
  3. Волкова Е.Н., Осипова Н.К., Григорьева А.А., Платонов В.В. Прогрессивные технологии ведения больных с угревой болезнью и постакне // Укр. журн. дерматол., венерол., косметол.— 2010.— № 3 (38).— С. 89—94.
  4. Дюдюн А.Д., Резніченко Н.Ю. Застосування системних пробіотиків — шлях до покращання лікування вугрової хвороби // Дерматовенерол., косметол., сексопатол.— 2007.— № 1—4 (10).— С. 98—102.
  5. Дюдюн А.Д., Полион Н.Н., Захаров В.К. и др. Эффективность применение препарата «Изотрексин» гель в лечении больных угревой болезнью // Дерматовенерол., косметол., сексопатол.— 2009.— № 1—2 (12).— С. 333—337.
  6. Европейское руководство по лечению дерматологических заболеваний / Под ред. А.Д. Кацамбаса, Т.М. Лотти. — 2-е издание.— М.: МЕДпресс-информ, 2009.— 732 с.
  7. Исследование SBM-ISO-SD 011, Бельгия.
  8. Исследование SBM-ISO-SD 013, Франция.
  9. Клименко А.В., Степаненко В.І. Сучасна терапія при різних клінічних формах вугрової хвороби (акне) і акнеподібних дерматозах (розацеа, демодекоз та раціональні діагностичні й лікувальні заходи з підвищення її ефективності // Укр. журн. дерматол., венерол., косметол.— 2008.— № 3 (30).— С. 46—57.
  10. Кочан Б.Г., Терлецкий В.Б., Терлецкий Р.В. Азитромицин в лечении угревой болезни // Укр. журн. дерматол., венерол., косметол.— 2005.— № 2 (17).— С. 57—59.
  11. Кубанова А.А., Масюкова С.А., Саламова И.В. Применение ретиноидов в дерматологи / Мат. симпозиума.— Казань, 1996.— С. 13—14.
  12. Машкилейсон А.Л., Гомберг М.А., Роаккутан в клинике кожных болезней // Вестн. дерм. и венерол.— 1996.— №5.— С. 33—36.
  13. Молочков В.А., Семенова Т.Б., Молочков А.В., Корнева Л.В. Акне: клиника, диагностика, лечение: Учебное пособие.— М., 2006.— С. 37.
  14. Молочков В.А., Романенко Г.Ф. и др. Роаккутан в комплексном лечении флегмонозных и конглобатных угрей // Рос. журн. кожн. и венер. болезней.— 2000.— № 1.— С. 51—53.
  15. Потекаев Н.Н. Акне (угревая болезнь): современный взгляд на проблему // Дерматология.— 2008.— № 1.— С. 12-б.
  16. Проценко Т.В., Лебединская Л.А., Проценко О.А. «Изотрексин» в комплексном лечении при угревой болезни // Укр. журн. дерматол., венерол., косметол.— 2008.— №3 (30).— С. 64—65.
  17. Литус И.В. Опыт лечения угревой болезни роаккутаном в сочетании со скинореном // Журн. дерматол. и венерол. — 2000.— № 2 (10).— С. 76—79.
  18. Проценко Т.В. Местная терапия acne vulgaris с применением фиксированных комбинаций лекарственных средств (обзор литературы) // Укр. журн. дерм., венер., косметол.— 2010.— № 1 (36).— С. 55—63.
  19. Резниченко Н.Ю., Дюдюн А.Д. Сучасні аспекти етіопатогенезу вугрової хвороби // Дерматовен., косметол., сексопатол.— 2007.— № 1 (10).— С. 169—174.
  20. Самцов А.В. Акне и акнеформные дерматозы // Монография.— М.: ООО «ЮТКОМ», 2009.— 288 с.
  21. Степаненко В.І., Клименко А.В. Акне та акнеподібні дерматози (розацеа, демодекоз): стратегія комплексної етапної терапії // Клінічна імунол., алергол., інфектол.— 2010.— № 1.— С. 86—96.
  22. Шупенько О.М. Сучасні погляди на проблему вугрової хвороби та перспективні шляхи подальшого дослідження патогенезу цього дерматозу // Дерматовенерол., косметол., сексопатол.— 2009.— № 1—2 (12).— С. 121—134.
  23. Цепколенко В.А., Маврова Д.И. Современные подходы к патогенезу и лечению угревой болезни // Дерматол. та венерол.— 2007.— № 4 (38).— С. 41—44.
  24. Федотов В.П., Святенко Т.В. Акне: теорія и практика // Дерматовенерол., косметол., сексопатол.— 2006.— № 1—2 (9).— С. 80—85.
  25. Юцковская Я.А. Терапия угревой болезни разной степени тяжести. Проблемы дерматовенерол. и мед. космет. на современном этапе: Сб. работ ІІІ краевой науч.-практ.конф.— Владивосток, 2005.— Вып. № 7.— С. 234.
  26. Amichai S. et al. Low-dose isotretionin in the treatment of acne vulgaris // J. Am. Acad. Dermatol.— 2008.— Vol. 58. — Р. 56—59.
  27. Brecher A.R., Orlow S.J. Oral retinoid therapy for dermatologic conditions in children and adolescents // J. Am. Acad. Dermatol.— 2003.— Vol. 49.— P. 171—182.
  28. Collier Ch., Harper J., Cautrell W. The prevalence of acne in adults 20 years and older // J. Am. Acad. Dermatol.— 2008. — Vol. 58.— Р. 56—59.
  29. Mouser P.E., Baker B.S. et al. Propionbacterium acnes — reactive Thelper1 cells in the skin of patient with acne vulgaris // J. Invest. Dermatol.— 2003.— Vol 121.— P. 1226—1228.
  30. Plewig G., Kligman A. Acne and rosacea, 3rd ed.— Berlin: Springer, 2002.
  31. Ross J.I., Snelling A.M., Carnegie E. et al. Antibiotic-resistant acne: Lessons from Europe // Br. J. Dermatol.— 2003.— Vol. 148.— P. 467—478.
  32. Zouboulis C.C., Eady A., Philpott M. et al. What is the pathogenesis of acne? // Exp. Dermatol.— 2005.— Vol. 14. — P. 143—152.

Рекомендовано

Место системных ретиноидов в лечении розацеа Место системных ретиноидов в лечении розацеа

Розацеа — хроническое рецидивирующее заболевание сальных желез и волосяных фолликулов кожи в сочетании с повышенной чувствительностью капилляров дермы к различным триггерным факторам. Читать >

Опыт лечения тяжелых форм угревой болезни Опыт лечения тяжелых форм угревой болезни

Обыкновенные угри (Acne vulgaris) — хроническое заболевание аппарата сальных желез, которое преимущественно манифестирует в пубертатном периоде и характеризуется гиперпродукцией кожного сала, нарушением процессов фолликулярной кератинизации, колонизацией Propionibacterium acnes и воспалением. Читать >

Вульгарные акне: современные представления об этиологии, патогенезе и терапевтических возможностях Вульгарные акне: современные представления об этиологии, патогенезе и терапевтических возможностях

Проведено исследование эффективности и безопасности применения препарата «Зеркалин®»в лечении больных с папуло-пустулезной формой вульгарных акне. Обследовано 63 пациента с вульгарными акне и 28 здоровых лиц в возрасте от 14 до 25 лет. Читать >

Новые подходы в лечении среднетяжелых форм акне с применением препарата «Акнетин» Новые подходы в лечении среднетяжелых форм акне с применением препарата «Акнетин»

Анализируя данные, полученные в результате лечения 28 пациентов «Акнетином», сопоставляя их с более ранним опытом применения изотретиноинов, можно сделать вывод о появлении на отечественном рынке европейского качественного и современного препарата изотретиноина с большей биодоступностью. А снижение разовой и курсовой кумулятивной доз на 20 % при сохранении клинической эффективности позволяет говорить о новом инновационном подходе к лечению средних и среднетяжелых форм угревой болезни. Читать >

Опыт терапии больных с резистентными и тяжелыми формами акне и розацеа с использованием системного изотретиноина LIDOSE Опыт терапии больных с резистентными и тяжелыми формами акне и розацеа с использованием системного изотретиноина LIDOSE

Цель работы — освещение опыта терапии больных с резистентными и тяжелыми формами акне и розацеа с использованием индивидуальных доз системного изотретиноина LIDOSE. Читать >

О препарате

Прямое себосупресивное действие

Снижает активность сальных желез

Уменьшает размер сальных желез

Оказывает противовоспалительное действие на кожу

Восстанавливает нормальный процесс диференциирования клеток эпителия

Угнетает бактериальную колонизацию протоки сальной железы

Последние консультации

Консультирует Бронова Ирина Михайловна

Ассистент кафедры дерматовенерологии и ВИЧ \ СПИДа Харьковской медицинской академии последипломного образования, врач ГУ "Институт дерматологии и венерологии АМН Украини"

22.01.2018 Спрашивает Кононенко Петр Васильевич:

У меня есть несколько больных с тяжелыми резистентными формами акне. Читал о возможности лечения повышенными дозами изотретиноина, но не могу найти описания результатов такой терапии. Если у Вас были такие случаи - поделитесь, пожалуйста, результатами.

Здравствуйте. У нас действительно есть опыт лечения больных с тяжелыми и резистентными формами акне повышенными дозами изотретиноина, начальная доза увеличивалась с 0,4-0,5 мг/кг/сут до 1 мг/кг/сут (эту дозу пациенты получали 2-3 недели в середине курс >>

Производитель продукции - хорватская компания «Ядран - Галенская Лаборатория д.д.»

2021 © All rights reserved